«Поэзия Голоса». Премьера рассказа Рамзана Саматова «Сиротское счастье» (часть 1-я)

Автор: Рамзан Саматов @ramzansamatov


Казалось бы, если ты появляешься на этот свет в качестве женщины, то и радость материнства должна быть обязательным атрибутом счастья. Но почему же так происходит, что Господь Бог лишает этого некоторых?

Эльмира вот уже двенадцать лет лишена радости баюкать в объятиях собственное дитё. Посмотришь на неё: совершенно здоровая, красивая женщина. Всё есть, ни в чём не нуждается. Дом большой, муж любимый, работа интересная, а ребёнка родить не может. Хотя с виду не скажешь, но каждую ночь она ложится в постель с одной-единственной мыслью: почему Бог не даёт счастья материнства? Почему в их большом доме не слышно детских голосов? Иной раз от этой тишины в ушах звенит...

Однажды, не выдержав пыток ожидания, Эльмира направила свои стопы к известному в городе экстрасенсу. Принимала та в одном из домов недалеко от старого железнодорожного вокзала. В условленное время поднялась в нужную квартиру и нажала на кнопку дверного звонка.

— Чего надо?

В открывшейся лишь на треть двери появилась голова молодой женщины. Интонация голоса экстрасенса, смотрящей на неё, была грубой. Ни здрасьте, ни досвиданья...

— Я...

Эльмира от досады, что её так встретили, несмотря на предварительный звонок, хотела уже повернуться и уйти. Но её остановил тот же грубый голос:

— Ребёнка ты хочешь...

— Я только хочу понять, почему мне не суждено иметь детей. Только это услышу и уйду...

— Уйдёшь. Я тебя не звала. Насильно удерживать не буду. Ну-ка, посмотри на меня!

Экстрасенс взяла Эльмиру за руки, завела в квартиру и впилась взглядом в её лицо. Было такое ощущение, что она видит насквозь. Эльмире мгновенно стало жарко. Зачем она пришла сюда? Сейчас узнает все секреты? Без ножа зарежет... Наконец, экстрасенс тяжело вздохнула и, отняв руки, сначала встряхнула ими несколько раз, затем провела круговыми движениями над горящей свечой. После этого совершенно другим и ласковым голосом заговорила, коснувшись живота Эльмиры:

— Душа моя, у тебя здесь всё в порядке. Только...

— Что? У меня рак?

— Ну что ты? Не говори ерунды. Ты совершенно здорова. Только ты сама не хочешь ребёнка. Лишь потому говоришь: «Хочу родить», что мужу надо и люди осуждают.

— Нет! Неправда это! Нет у меня других желаний, кроме как иметь ребёнка. Только об этом прошу Всевышнего вот уже двенадцать лет...

— Неискренне просишь. Если бы просила Бога от души, искренне, то давно бы уже нянчила своё дитё. Ну-ка, вспомни, в восемнадцать лет ты забеременела... Тот парень тебя бросил... А ты что сделала? Надо было родить! Не голодный год — вырастила бы... Мол, стыдно перед людьми! И родители ни слова не сказали бы... Но ты, не сказав никому, быстренько избавилась! Так ведь?!

Эльмира была готова сквозь землю провалиться. Стыд-то какой... Зачем она пришла сюда. Ладно хоть мужа нет рядом. Какая жестокость.

— Я не жестокая. Я лишь правду говорю. Ты ведь пришла правду услышать?!

— Тогда... тогда... В таком случае почему это дано порченым женщинам, алкоголичкам? Родят и бросают своих детей... Пусть не даёт им, а нам — нуждающимся!

— Ты что? Думаешь, что я тот человек, который будет обсуждать и осуждать божий промысел? Ты что мне тут голову морочишь? Давай, иди! Оставь меня! Да не забудь, что я сказала: возжелай и проси у Бога искренне! Да не просто словами, а поступками. Будет у тебя ребёнок. Только прежде должна будешь помочь сироте. И не потому, что я так сказала. Сама! Искренне и от души! Иди! Не отнимай моё время.

Эльмира, словно в тумане, вышла из подъезда и направилась к машине. Но автомобиля на месте не было. Женщина в растерянности оглянулась по сторонам. Странно. Вроде здесь парковалась...

— Эвакуатор увёз! — сказал радостно катающийся на велосипеде мальчишка. — Я видел, как вы приезжали на красной машине.

— Ой, как же так? Разве здесь нельзя оставлять?

— Они всегда увозят отсюда, — так же радостно сообщил мальчишка.

Сокрушённо покачав головой, Эльмира пошла пешком к остановке общественного транспорта. По пути набрала номер мужа и «обрадовала», что машина на штрафстоянке.

— Не волнуйся, дорогая! Сейчас придумаем что-нибудь. Поезжай домой!

— Хорошо, я на троллейбусе доберусь.

Женщина спрятала телефон в сумочку и ускорила шаг. «Искренне проси!» Будто Эльмира не знает, как просить. Только она знает, как умоляла, как слёзы лила по ночам. Сколько милостыни раздала. Уж её Игорёк по скольким святым местам возил. Всё без толку. Ещё экстрасенс... Хотя про первую беременность правду сказала... И про ребёнка, возможно, права... Как плохо без машины... Интересно, Игорь узнал на какую штрафстоянку увезли?

— Тётенька, дайте пятьдесят рублей, пожалуйста!

Эльмира, вздрогнув от неожиданности, подняла голову. Напротив стоял мальчишка и с жалостливым взглядом протягивал руку. Женщине стало не по себе от этого взгляда грязного и неухоженного ребёнка.

«Наверное, родители пьют. Иначе не ходил бы так с протянутой рукой. Эх ты, мать! Как можно так позорить ребёнка?!» — подумала Эльмира.



Фрагмент картины Кирилла Лемоха


***

— Ты кто, мальчик? Где твои родители? Ты почему побираешься?

Мальчишка опустил голову.

— Меня зовут Алмаз. Мама с папой на кладбище. Я не прошу милостыню. У меня есть деньги. Только не хватает пятидесяти рублей на цветы. А ты, тётенька, жадина!

Мальчик махнул рукой и пошёл дальше в сторону остановки. От жалости к мальчишке, бредущему склонив голову, у Эльмиры чуть разорвалось сердце. Ей так захотелось его догнать и согреть в своих объятиях.

— Алмаз! — крикнула она, не узнавая своего голоса. — Алмаз, погоди! Вернись ко мне!

Мальчик не дал себя уговаривать, а быстро прибежал обратно и уставился на руки незнакомой тети.

— Дадите денюжку, да? Дайте быстрее! А то сейчас продавщица цветов уйдёт...

— Сынок, скажи, а что твои родители делают на кладбище? — спросила мягко Эльмира.

— Что могут делать на кладбище? В могилках лежат. Эх, я думал, вы мне хотите денег дать, жадина!

— Постой, постой! Не сердись! Давай знакомиться: я тетя Эльмира. Давай пойдём вместе. Я сама тебе куплю цветы.

Мальчик посмотрел на незнакомку некоторое время, затем согласно кивнул и зашагал в сторону цветочного киоска. Эльмира суетливо двинулась за Алмазом.

На кладбище тишина. Мальчик с женщиной остановились у могилы, покрытой белым пушистым снегом.

— Мои, — сказал мальчишка со взрослой серьёзностью.

Эльмира не проронила ни слова. Лишь помогла разложить цветы. Через некоторое время, когда начали замерзать, пошли к выходу.

— Они погибли в аварии, — сказал Алмаз, когда вышли из ворот кладбища. — Потом пришли двое, сказали, что папа был им должен. Выгнали нас с бабушкой. Наш дом продали. Мы теперь с бабушкой в подвале живём. Я должен был в этом году пойти в первый класс — не получилось. Бабушка болеет. Бог даст, в следующем году пойду.

Эльмира была в шоке от услышанного. В наше время... такой случай... не может быть! Живут в одном районе... как она не слышала эту историю раньше?

— Вас кто-нибудь навещает? — спросила она.

— Соседи бабушку подкармливают, старыми вещами делятся. Приходили две толстые тетеньки, хотели меня забрать. Но я спросил их: «А вы будете за бабушкой ухаживать?» — отстали. Я всё равно не пойду в детдом. Если заберут — сбегу. Ладно, тётенька, мы пришли. Спасибо вам большое. До свидания!

Мальчик с серьёзным видом протянул руку. Удивительно, несмотря на мороз, руки у ребёнка были тёплыми. Где-то слышала, мол, у человека с добрым сердцем рука не мёрзнет. Что-то произошло с Эльмирой за эту пару часов. Совершенно посторонний мальчишка вдруг стал близким. Не хотелось расставаться.

О, господи! Почему этот мальчик не её сын? Посмотри в его глаза — точь-в-точь как у Эльмиры. А кудрявые волосы из-под шапки, как у Игорька. Нет, этот мальчик должен быть их. От волнения у женщины пересохло во рту. Она, еле ворочая прилипшим к нёбу языком, изменившимся голосом проговорила:

— Алмазик, познакомь меня с бабушкой?

— Что ж, пойдёмте! Только тут темно, ступеньки. Осторожно. Не споткнитесь, ладно?!

«Смотри-ка, какой заботливый! — подумала женщина. — Господи, пусть он станет моим!»

Она уже и думать забыла, что сегодня была у экстрасенса. Всей душой и сердцем почувствовала, что этот мальчик будет её сыном.

— Бабушка! — позвал в темноту мальчик. Никто не отозвался.

— Бабушка! — повторил Алмаз и вдруг громко заплакал.

Когда глаза привыкли, Эльмира тоже увидела лежащую на кровати бабушку Алмаза. Рядом с ней сидела какая-то старушка.

— Только что отошла, — сказала она. — Последние слова были: «Всё, теперь могу уходить. К ребёнку вернулась мама». Ты что, доченька, хочешь забрать к себе Алмазика?

— Да-а-а, — прошептала Эльмира, сама не веря такому чудесному стечению обстоятельств.

Бабушку Алмазика похоронили, соблюдая все традиции, на мусульманском кладбище. Рядом с двойной могилой его родителей. Эльмира хотела в тот же день забрать к себе мальчишку. Но органы опеки тут как тут. Велев собрать целую охапку необходимых документов, забрали Алмаза с собой.

— А куда же вы смотрели, когда они жили в подвале? — Эльмира пыталась остановить чиновников.

Но их зачерствевшие сердца, привыкшие к таким сценам, не дрогнули. Они даже не повернулись на эти слова, лишь Алмаз, растопырив ноги в бессильном сопротивлении и выворачивая шею, кричал:

— Ты точно меня заберёшь? Не обманешь?

— Приеду за тобой, Алмаз! Приеду, сынок! — кричала в ответ Эльмира, задыхаясь слезами.

Где деньгами, где друзьями — необходимые документы собрали в кратчайшие сроки.


Окончание читайте завтра 15 ноября



Редактор: @amidabudda



Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populipoesieпоэзия-голосапрозатворчестворассказ
216
302.878 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
216
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые